Что мы знаем о молочной железе?

   Вопрос, конечно, риторический. А зачем нам вообще о ней что-то знать? Но проблема в том, что в современных условиях медицины за своим здоровьем Вы должны следить сами.
 
   В нескольких школах Москвы нами были проведены осмотры молочных желез у школьниц старших классов. Перед началом осмотра старшеклассницам предложили заполнить анкету, где спрашивали о дне цикла, сколько дней идет менструация и через какой промежуток времени. Были вопросы и о молочной железе: болит ли она перед менструацией, нагрубает или становится более чувствительной.   Задали вопросы о семейном анамнезе и т.д. Описывать наши результаты даже не берусь, поскольку они плачевны. Девочки не ведут календарей критических дней, не знают, кто такой маммолог, и даже о своем самочувствии не могут дать четких ответов. Например, мало кто из них жаловался на болезненность молочных желез перед менструацией.
 
   Однако после объяснений, как меняется железа в течение каждого цикла, многие девочки сказали, что испытывают дискомфорт и болезненность. «Недостаточно информации», – подумали мы и ушли к другой группе  ― к родителям девушек.
 
   Родители, конечно, люди опытные, многие растят не одного ребенка; возраст опрашиваемых ―  от 35 лет (это так совпало и не имело отношения к нашему исследованию). К врачам ― все единогласно признались  ― ходят и грудь контролируют, но треть опрашиваемых удивила: посещая гинеколога, ни разу у маммолога не обследовались, а это значит, что у некоторых из них для ранней диагностики патологии время упущено... На вопрос: «Достаточно ли грудь только пальпировать?», 92% респондентов ответили:  «Нет», хотя   все 92% делают это самостоятельно и регулярно, что неплохо, хотя противоречит здравому смыслу. Мы как-то рассуждали с Вами о необходимости самопальпации – прежде, в советские времена, это была вынужденная мера, т.к. аппаратуры (маммографов) не было, и заподозрить опухоль можно было только  при ее клиническом обнаружении. На современном этапе развития медицины для снижения смертности от рака молочной железы существует возможность раннего выявления опухоли (еще до ее клинических проявлений)  ― регулярный инструментальный контроль (ультразвуковой или маммографический, в зависимости даже не от возраста, а от состояния тканей молочной железы). 
 
   Среди опрошенной нами аудитории родителей почти у 1/4 ― наследственная предрасположенность, т.е. кто-то из родственников, по папиной или по маминой линии – мамы, бабушки, сестры, тетки, имел диагноз «Рак молочной железы», а это значит их дети тоже имеют подобный фактор риска и должны наблюдаться у врача-маммолога регулярно. Чуть больше половины родителей знают о гипотетически возможных патологических образованиях в молочных железах у своих детей, следят за ростом и развитием молочных желез у детей, но делают это дома, самостоятельно. В 30% случаев родители сказали, что их дети жалуются на молочную железу, но практически все заявили, что разговаривают на эту тему с детьми и обсуждают разные проблемы. Я рада за доверительные отношения родителей и детей, их готовность обсуждать темы здоровья, но тогда у меня еще один вопрос – а сами-то они знают, как надо ухаживать за железой, когда приходить на осмотр и какие заболевания молочной железы развиваются?
 
   Последний вопрос, который мы задали родителям: «Какой диагноз звучит для Вас максимально опасно: 1 ― мастопатия, 2 ― киста молочной железы, 3 ― фиброаденома, 4 ― внутрипротоковая патология, 5 ― гамартома, 6 ― мастит». Попробуйте себя проверить. Пожалуй, я, как специалист, выписала диагнозы по опасности в следующем порядке: 4, 6, 3, 2, 1, 5. Объясню: внутрипротоковая патология имеет очень малые размеры и не выявляется ни на ультразвуковом исследовании, ни на маммографии; для ее обнаружения необходимо контролировать выделения из соска: при наличии янтарных, кровянистых, прозрачных выделений необходимо цитологическое исследование этого мазка, после чего можно заподозрить разрастание в протоке. Вторым этапом диагностики этой опухоли идет дуктографическое исследование, т.е. когда конкретно в этот проток, не делая никаких проколов, а только расширяя устье, вводят канюлю и затем контрастное вещество. Последний этап – маммографические снимки – дуктограммы, именно они смогут сориентировать, есть ли внутрипротоковый дефект у данной пациентки, и как он выглядит. «Зачем такие сложности?» ― спросите Вы. А затем, что эти маленькие папилломы легко перерождаются в рак, а наша с Вами задача выявить все на максимально ранних сроках. Несмотря на то, что патология столь маленькая и зачастую достигает всего нескольких миллиметров, требуется хирургическое удаление. Мастит, пожалуй, не смертельное заболевание, но очень болезненное. Кстати, мастит нередко встречается как у детей, так и у взрослых, и не обязательно в  период лактации. Клинические проявления часто очень яркие, поэтому женщина в панике прибегает к врачу. Существует такая форма рака – маститоподобный, когда проявления похожи на воспалительный процесс, но под этой маской скрывается онкология, поэтому настороженность должна быть всегда максимальной. Фиброаденомы – доброкачественные опухоли, и если они меньше 1 сантиметра, то не стоит поддаваться панике, хотя и цитологически проверить и наблюдать за ней нужно обязательно. Любые гормональные сбои в виде абортов, стрессов, смены климата и солнечные инсоляции могут повлечь за собой начало роста данной патологии. На сегодняшний день обозначилась еще одна группа пациенток, нуждающаяся в пристальном внимании ― это девушки с экстракорпоральной беременностью или стимуляциями. Пожалуйста, это крик не только к пациентам, но и к врачам: такую пациентку надо проверять перед каждой стимуляцией и через три месяца после, независимо, чем она закончилась – беременностью или ожиданием следующего раза. Кисты – они самые вредные, они болят и движут наших пациентов к врачу, но и лечить их можно максимально быстро и легко. Шарик, надутый водой, доктор прокалывает и спускает, иногда вводит воздух или склерозант. Но каждый раз это все равно «кот в мешке»: кисты бывают обыкновенные, с воспалением, с разрастанием, сгустившиеся и еще много других вариантов. Но чаще исход благоприятный ― не только доктор, выполнивший миниоперацию по удалению кисты, но и сам пациент испытывает моментальное облегчение после лечения (откачивания кисты). Мастопатия – это «помойка!» Я не шучу, любая жалоба на молочную железу, и диагноз «Мастопатия» у Вас «в кармане». Любое отклонение от нормы (напомню, здоровых нет, есть недообследованные (теперь шучу), и Вы уже в панике. В литературе мастопатия описывается как предрак, и Вы в обмороке. А еще чуть-чуть фантазии на эту тему, и Вы с антидепрессантами, ну а там процесс пошел ―  Вы с гормональным сбоем, а дальше все, что угодно, и все, чего боялись. Что из этого следует – слушаем доктора. Если он говорит о плотной железе и различных перестройках в Вашем органе, он поставит Вам диагноз «Диффузная фиброзно-кистозная мастопатия», если есть локальная перестройка – «Узловая фиброзно-кистозная мастопатия», а если без всяких уточнений – общее состояние железы отражающее Ваш гормональный фон и ее зависимость от него – пьем валерьянку. Ну и гамартома – участок железы в капсуле е – Ваша анатомическая особенность, забудьте и спите спокойно. К чему я Вам все это объясняла? К тому, что ответы наших умных родителей, которые знают все о железе, были настолько разнообразны, что самым опасным диагнозом у них получилась фиброаденома, затем гамартома, внутрипротоковая папиллома, мастит и последние места разделили между собой мастопатия и киста молочной железы. Все равно, молодцы родители, хотя бы знают, что себя надо вести к маммологу, а про детей мы им подскажем. Хуже дело с врачами.
 
   Вы не думайте, что анкетируем мы только детей или родителей, к коллегам мы тоже пристаем и задаем свои вопросы. Ну, чтобы Вас отвлечь, расскажу, что наблюдать за процессом тестирования было очень весело: все начали друг у друга спрашивать и консультироваться, поэтому чистота эксперимента отсутствовала вовсе, наверное, наоборот, стадное вынесение того или другого решения. А мы еще осуждаем школьников и студентов, что списывать нехорошо!))).
Итак, из 100 врачей знают о существовании маммолога и отправят к нему пациента только 2/3, остальные отправят к педиатру, гинекологу или эндокринологу. О методах обследования для подростков информированы 85% и правильно ответили, что осмотр подростков включает в себя клинический осмотр, пальпацию, сбор анамнеза и обязательно ультразвуковое исследование. Кто-то предложил по старинке ограничиться клиническим осмотром, кто-то пошел дальше и предложил осмотр вплоть до маммографии. Приблизительно те же 80% ответили правильно о моменте окончания созревания молочной железы – это происходит после лактации; но были «уникальные» варианты ―  как и дееспособность, с 18 лет, или с началом половой жизни. Наши каверзные вопросы по диагнозам сделали своё дело, и мы запутали коллег. Например, диагноз «Полителия» смутил врачей, и чуть меньше половины оставили этот диагноз без решения, только 20% оставили эту группу пациентов «наблюдать соответственно их возрасту». Полителия – это дополнительный сосок, и чаще он располагается по млечной линии под грудью, и выглядит, как родинка. 10% врачей решили удалить ее в срочном хирургическом порядке, 5% ― наблюдать, как патологию, 1 раз в 6 месяцев. С терминологией диагноза  у девочек до 8 лет вышел полный хаос. Появление железистой ткани у девочек в молочной железе называется «телархе», и только половина респондентов знает об этом. Звучали ответы гинекомастия, были варианты мастопатии и даже гамартомы. Мастит по яркой клинической картине и острому началу диагностировали почти все 90% тестируемых; 10% врачей спутали это с кистой; а вот у кого может возникнуть мастит, вызвало разногласие, и 25% сказали, что «воспаление молочной железы может встречаться только во время кормления грудью», а не в любом возрасте у женщин, мужчин и детей.
 
   Результаты, в принципе, неплохие, если бы не статистика, которая упорно показывает, что смертность от рака молочной железы все еще на первом месте в России у женщин, хотя в других странах этот показатель намного ниже. Мы не паникуем, мы просто хотим грамотно подходить к профилактике. Еще немного цифр: в Европе 50% всего бюджета на медицину тратится на профилактику и 50% ― на лечение, в России на профилактику только 6% и 94% ― на лечение. Чувствуете разницу?
 
   Итак, 1 раз в год поход к специалисту-маммологу и проведение УЗИ молочных желез.  Если у врача возникли какое-нибудь подозрение ― дополнительно маммография. При необходимости ― дообследование, пункция и короткий контроль. Женщинам в репродуктивном возрасте ― осмотр строго по циклу с 5 по 12-й день от начала менструации.
 
Берегите свое здоровье смолоду!
 С уважением, Ваш доктор Марина Травина.

Новости

  • Всероссийская научно-практическая конференция «Фармакотерапия и диетология в педиатрии»
  • Совместные консультации диетолог + психолог
  • Подпрограмма «Социальная ипотека» для медицинских работников
  • 1 июня – День защиты детей
  • 1 июня – День защиты детей - бесплатная вакцинация
  • XIX Конгресс педиатров России с международным участием «Актуальные проблемы педиатрии»
  • The Merck Manual. Руководство по медицине. Диагностика и лечение
  • Интернет-трансляции XIX Конгресса педиатров России 2016
  • XIX Конгресс педиатров России с международным участием. Школа аллерголога-иммунолога. Пре-конгресс мастер-класс
  • 28-й Всемирный конгресс педиатров, 17 -22 августа 2016 г., Ванкувер, Канада

Партнеры

Реабилитационный центр

Научный центр здоровья детей

Союз педиатров России